Влияние извне. Что мешает банкам активизировать кредитование

Говорят, что цыплят считают по осени. Банковская система будет подводить итоги календарного года в январе. Но уже сейчас есть на что обратить внимание. Уже сейчас четко видны макроэкономические тренды, которые так или иначе повлияют на ближайшие планы и возможности банковского сектора, перспективы роста экономики в целом, а следовательно, на финансовые возможности наших клиентов, партнеров и коллег. Если 2016 год вошел в историю как год посткризисной стабилизации, то макроэкономические тренды 2017-го скорее можно назвать годом закладки базиса для последующего роста.

Нацбанк улучшил прогноз роста ВВП по итогам 2017 года с 1,6% до 2,2%. Позитивная динамика сохраняется на протяжении шести кварталов подряд благодаря ситуации на мировых сырьевых рынках, росту внутренних инвестиций, увеличению частного потребления на фоне ускорения роста реальных зарплат.

По итогам 9 месяцев отраслевыми драйверами роста стали строительство (+23%), розничный товарооборот (+8,8%), легпром (7,1%) и машиностроение (+7,1%). Благодаря агросектору и металлургии растет и экспорт (+21,4% в годовом измерении), хотя динамика импорта все еще выше (+27,4%). Рост продаж в ритейле, авиаперевозках, туризме, автотрейдинге свидетельствует об увеличении потребительского спроса.

Размещение Украиной 15-летних еврооблигаций на $3 млрд подтвердило интерес внешних инвесторов к нашей стране и позволило перераспределить часть выплат по долговым обязательствам в 2019-2020 годах на более поздний период. Международные золотовалютные резервы с начала года выросли на 20%, до максимального уровня с начала 2014 года — $18,6 млрд.

Позитивные тенденции в бизнес-среде заметили и оценили зарубежные эксперты. Позиция нашей страны в авторитетном рейтинге Doing Business за год улучшилась лишь на 4 пункта, до 76-го места. В рейтинге удобства уплаты налогов PayingTaxes-2018 PwC и World Bank прогресс Украины убедительнее: 43-е место, годовой прогресс на 41 позицию. МВФ среди успехов страны называет таргетирование инфляции, введение плавающего курса, реформу банковского и энергетического секторов. Deloitte отмечает активизацию интереса зарубежных инвесторов к украинским активам в ІТ, агросекторе, энергетике, инфраструктуре, недвижимости, финансовом секторе.

Но наряду с успехами существуют и риски, без минимизации которых ожидать дальнейшего роста экономики нельзя. Остановлюсь на тех, которые напрямую касаются банковского сектора.

Девальвационные риски. На устойчивость нацвалюты может повлиять ухудшение конъюнктуры сырьевых товарных рынков и увеличение внешних торговых дисбалансов, высокий уровень внешних платежей низкий уровень доверия инвесторов к гривне. Курсовые ориентиры заложены в бюджетных показателях: 28,5 UAH/USD на конец 2017 года и 30 UAH/USD на конец 2018-го, но уязвимость гривни к перечисленным факторам и спекулятивным атакам не дает уверенности в их выполнении.

Усиление инфляционного давления. Рост сырьевых цен, стоимости импортных товаров и энергоносителей, повышение социальных стандартов, может вынудить НБУ к ужесточению монетарной политики. Это приведет к удорожанию кредитных ресурсов. Именно на фоне ускорения инфляции и роста инфляционных ожиданий НБУ повысил в октябре учетную ставку с 12,5% до 13,5%, после двух лет снижения.

Теневая экономика. Ее нынешний уровень — от 37% ВВП по официальным данным МЭРТ до 46% по оценкам экспертов АССА -серьезно препятствует не только ускорению экономического роста, но и активизации банковского кредитования. В результате кардинально сужается пул платежеспособных клиентов в малом и среднем бизнесе, а также розничном сегменте.